П о э т и ч е с к а я     с т р а н и ц а

Есть на Волге утес

Есть на Волге утес, диким мохом оброс
Он с вершины до самого края;
И стоит сотни лет, только мохом одет,
Ни нужды, ни печали не зная.

На вершине его не растет ничего,
Только ветер свободный гуляет,
Да могучий орел свой притон там завел
И на нем свои жертвы терзает.

Из людей лишь один на утесе том был,
Лишь один до вершины добрался,
И утес человека того не забыл,
И с тех пор его именем звался.

И хотя каждый год по церквам на Руси
Человека того проклинают,
Но приволжский народ о нем песни поет
И с почетом его вспоминает.

Раз, ночною порой, возвращаясь домой,
Он один на утес тот взобрался,
И в полуночной мгле на высокой скале
Там всю ночь до утра оставался.

Много дум в голове родилось у него,
Много дум он в ту ночь передумал.
И под говор волны, средь ночной тишины
Он великое дело задумал...

И задумчив, угрюм от надуманных дум,
Он наутро с утеса спустился,
И задумал пойти по другому пути -
И идти на Москву он решился.

А.Навроцкий

 

* * *

 

Волга песней сердце метит
Омывает полземли…
…Мы на сереньком рассвете
От Саратова ушли.
Выходи на борт, дружище,
Обопрись на леера.
Вот Осиновое лбище-
Бесконечная гора.
То, как плечи астраханки,
То, как гребень водяной,
То, как хлебные буханки,
Что лежат одна к одной.
Не июльский сыплет дождик,
Дождик мелкий, как туман.
А за ним чуть-чуть попозже
Поднялась гора Дурман.
Рядом встал над поворотом,
Весь в легендах с давних пор,-
Наконец-то, видишь вот он,
Хитрый разинский бугор.
Неказист дремучим видом
Перед нами поднялся
И внезапно солнце выдал
Нам на целых полчаса.
Капитан, лови погоду.
Часу быть или не быть,-
Не пристало мимоходом.
Атамана проходить.

И того довольно бреда
Что семи пядей во лбу
Кто-то снова Стеньку предал,
У бугра воткнул трубу,
Не направо, не налево,-
Он к бугру приладил печь.
Что ему! Его от гнева
Может глупость уберечь.
Дождь не шел, и грот не грохал,
И синела молча высь.
На утес, покрытый мохом,
Мы тихонько поднялись.
С двусторонней волжской сини,
Пораскинув два крыла,
Вся история России
Перед нами потекла,
Сквозь потери, сквозь потемки,
Сквозь земную красоту,
Стеньки Разина потомки,
Чуем мы его мечту.

Лев Ошанин. 22.07.67.

  

  

Крутояры, крутояры.

Крутояры, крутояры
Далеко внизу река
Как осенние пожары,
Пламенеют облака.

Словно в сказке молодицу
Встречу выйдя на откос,
Где глядится в синь водицы
Сеньки Разина утёс.

И по тропке крутояровой
Вниз ступенечки бегут
Ох уж этот берег правый
Больно крут он, больно крут.

Под горой буксир протюхал
Горизонт как горы сед
Где тут хата - равалюха?
Где тут жил тот старый дед?

Что от прошлого осталось,
Ясной новью расцвело? -
В крутоярах затерялось
Белогорское село.

Из того ль ключа
Напьюсь я
Что светлее всех ключей?
Отыщю
И поклонюсь
Славной Родине моей.

Лев Ошанин.

  

  

С вершины утеса

Ближе к ночи с далекого плеса
Поднимается белый туман.
Я стою на вершине утеса,
Где когда-то стоял атаман.
Что он делал?
О чем он тут думал?
Горевал?
Ликовал?
Сожалел?
Был ли он безнадежно угрюмым
Иль с надеждой на Волгу смотрел?
Иль раздумий нелегкое бремя
Он держал на плечах на своих?
Или наше кипучее время
Разглядеть он старался в тот миг?
Никого на вершине утеса,
Только я, где стоял атаман.
Только видно с далекого плеса
Поднимается белый туман.

Н. Палькин

Главная   История   Начало   Село Белогорское   Клуб в лицах   Фотоальбом   В клуб