Основатель Радищевского музея - А.П. Боголюбов и его биография История Радищевского музея Хронология Боголюбовских чтений Программа и участники VIII Боголюбовских чтений Информационный бюллетень музея


Материалы VI Боголюбовских чтений

И.Н. Пятницына
Саратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева

ВЫСТАВКИ "НЕСОЮЗНЫХ" ХУДОЖНИКОВ В МУЗЕЕ ИМЕНИ А.Н. РАДИЩЕВА


Художников, не входящих в состав местного отделения Союза художников, "несоюзных", по нашему определению, в Саратове достаточно много. Нас интересуют профессиональные художники, чье творчество развивалось вне магистральной линии советского искусства, прежде всего, художники реставрационной мастерской музея имени А.Н. Радищева, и предпринятые музеем попытки познакомить широкие зрительские круги с их творчеством.
Местные отделения Союза художников были, как известно, не только распределителями заказов и благ, но и органом надзора, органом управления искусством. "Несоюзные" - означало неподконтрольные, потенциально опасные.
Тема противостояния художника официозу обширна, имеет свою историю, в том числе, историю изучения. Когда стало возможно назвать имена художников без риска повредить им, появились первые публикации, в музеях прошли выставки. Информация начала поступать обильно, словно под давлением, неудержимая в своем стремлении выйти наружу. Стало понятно, что изучение этого явления началось задолго до "всеобщей либерализации".
Сегодня накоплен большой информационный материал об искусстве, получившем название альтернативного. Состоялись научные конференции, опубликованы статьи. Тема утратила журналистскую сенсационность и, утолив первый аппетит исследователей, как бы вышла из моды.
Однако она не производит впечатления исчерпанной. Объемной, исторически достоверной картины до сих пор нет. Наше знание страдает неполнотой, оценочными перекосами и еще не свободно от злобы дня. Существует еще много неизученных явлений. Каждый конкретный случай уникален и, будучи вписан в контекст, способен расширить границы наших представлений об исследуемом времени.
Художественный музей имени А.Н. Радищева стал местом работы для целой группы художников, не желающих "петь на заказ" и сохранивших свободу творчества в условиях тотального ее зажима.
М.Н.
Аржанов, В.А. Солянов, В.В. Лопатин и безусловный для них лидер Н.М. Гущин - оригинальные художники, долгие годы были известны в иной социальной роли - реставраторы Радищевского музея.
Нестандартное мышление и непохожесть их произведений на образцы "выставочного искусства", когда сходство всех со всеми было обязательным, а любое проявление инакомыслия отвергалось и преследовалось, вынуждали к замкнутости, которая в определенные годы была условием выживания.
Музей стал для них убежищем и защитой, дал работу, обеспечив кусок хлеба, и мастерскую, в которой можно было жить и писать. Но главное - возможность жить искусством.
Борьба музейного коллектива за легализацию "несоюзных" художников шла постепенно, шаг за шагом. Музей поддерживал их, покупая их произведения в коллекцию, но лишь в 1980-е годы стали возможны персональные выставки музейных реставраторов и близких им по мировоззрению В.Ф. Чудина и Ю.И. Машкова, открывшие зрителям, да и самим исследователям, миры почти неизвестных художников (1), появились первые, еще очень осторожные, публикации о них. Исключение составляет персональная выставка Солянова в 1977 году, которая шла как дополнение к выставке реставрированных произведений (2).
Одна из глав истории музея - жизнь реставрационной мастерской. Потребность в услугах реставраторов появилась практически одновременно с коллекцией, еще при жизни основателя музея. Известно, что А.П. Боголюбов обращался в Императорский Эрмитаж с просьбой "о принятии в реставрацию" некоторых произведений. И впоследствии Эрмитаж оказывал помощь Радищевскому музею, время от времени присылая в Саратов опытных реставраторов. В их числе был И.И. Васильев, работавший в Эрмитаже еще до революции.
В 1937 году он оказался в Саратовской области как "ссыльный поселенец". "Васильев жил в райцентре в ужасающих условиях. Как-то об этом узнал Виктор Владимирович Леонтьев. Стали думать, как спасти человека, да и музею помочь: такой специалист - и рядом! Наладили с ним контакт. Обратились к властям и добились, чтобы его перевели в Саратов работать реставратором в музее", - рассказывает В.В. Лопатин, узнавший эту историю от В.В. Леонтьева. Так в музее начала существовать реставрационная мастерская. С 1938 года проводится полный осмотр всей коллекции живописи, начинают составляться научные паспорта.
Новая страница истории реставрационной мастерской открывается в 1947 году приездом в Саратов художника Н.М. Гущина, русского репатрианта, более четверти века прожившего во Франции (3).
С 1951 года Гущин заведует реставрационной мастерской, под его руководством работают реставраторы А.В. Пугачев и Д.З. Киреев. Художник высокой культуры, Гущин провел в музее большую работу по осмотру, реставрации и консервации произведений. "Он все время беспокоился, что где-то гибнут картины" (4) и ездил в экспедиции по области, реставрировал живопись в художественных галереях Пензы и Вольска, заботился о пополнении музейной коллекции.
Н.М. Гущин привез с собой несколько собственных живописных произведений, книги по искусству, репродукции, каталоги выставок в Париже, Ницце, Больё, Лондоне и Бредфорде, участником которых он был. Вокруг него со временем образовался кружок художественной молодежи, увлеченной проблемами искусства: М. Аржанов, В. Соляное, В. Лопатин, В. Чудин, Л. Перерезова и другие. Осенью 1960 года в музей на работу был принят М. Аржанов, годом позже - В. Солянов.
Давая интервью саратовской газете "Заря молодежи" в 1969 году, М. Аржанов сказал: "Бытует мнение, что критиком становится неудавшийся писатель, а реставратором неудавшийся художник. Да, некоторые становятся реставраторами, отчаявшись искать свои пути в живописи. Но ведь были же реставраторами и Павел Корин и Игорь Грабарь... Чириковы, а это целая династия реставраторов, - которые одними из первых донесли до нас чистые краски Андрея Рублева, освободив их от неумелых записей. А уж их-то не назовешь неудавшимися художниками. Далеко не каждый художник сможет стать реставратором, но каждый реставратор обязан быть художником. В широком смысле этого слова" (5).
Ежедневная кропотливая работа забирала много сил и времени, но много и давала. Она обязывала изучать стили и техники, технологию живописи, свойства материалов, "поведение" в разных условиях природных и химических пигментов, вела к постижению тайн живописи. Две линии творчества: реставрация живописи и создание собственных живописных произведений - соединяются в единый процесс профессионального и духовного роста.
Природная одаренность, тонкий вкус и культура профессионально работающих художников помогали выполнять всю музейную работу на высоком уровне, касалось ли это экспозиции, отбора произведений на закупку или простой конвертировки - везде нужен был глаз художника.
Все музейные реставраторы были обязаны ездить на стажировки в Москву повышать квалификацию и отчитываться о проделанной работе на курсах Всесоюзных Художественных научно-реставрационных мастерских имени И.Э. Грабаря. Поездки открывали широкие возможности: посещение столичных выставок, музеев, знакомство с художниками, искусствоведами, коллекционерами. Каждая стажировка сопровождалась, как правило, заданием по закупке. В 1960-е годы заметно оживилась закупочная деятельность музея. Еще в 1950-е годы сложилась традиция "паломничества" в реставрационную мастерскую, где можно было увидеть живопись Н.М. Гущина, послушать его рассказы о Франции и Китае, его размышления об искусстве, показать свои живописные опыты, выслушать его замечания и советы.
С приходом в музей молодых реставраторов мастерская стала душой музея, местом профессиональной учебы. Там в непрерывном дружеском общении зарождались самые интересные проекты музейной жизни, планировались экспедиции, обсуждались выставки. Творческая атмосфера реставрационной мастерской сплачивала коллектив. Установка делать выставки прежде всего качественных произведений, сводя к минимуму диктат конъюнктуры, шла во многом от художников. Думается, что нелегко было в 1961 году провести в музее персональную выставку репрессированного И.Н. Щеглова (6).
Интерес к оригинальному творчеству художников музея возник вместе с их приходом в музей. На стенах мастерской постоянно делались маленькие выставки "для себя", многие работы писались буквально на глазах. С начала 1960-х годов их начали приобретать в коллекцию музея, что само по себе является свидетельством высокой оценки профессионального мастерства авторов.
Однако работы их регулярно отвергались всеми выставкомами, поскольку близость к Гущину, которого называли "идеологическим диверсантом", делала этих художников неблагонадежными в глазах лиц, ответственных за "нравственное здоровье" общества.
Нельзя не вспомнить в контексте этого разговора инспекторский просмотр работ М.Н. Аржанова, В.Ф. Чудина, Н.М. Гущина, учиненный инструкторами Обкома КПСС по инициативе председателя саратовского отделения Союза художников А.И. Бородина зимой 1961 года в реставрационной мастерской музея. Директор В.Ф. Завьялова сумела защитить обвиняемых в формализме художников.
1960-е годы - время безуспешных попыток "прорваться" на выставки. Но была огромная потребность показать свои работы зрителю. Горько было осознавать себя изгоями.
Долгие годы вынашивалась идея выставки реставрированных произведений, в рамках которой предполагалось показать и оригинальные работы музейных художников. Но ей не суждено было воплотиться. В 1968 году была подготовлена выставка "Художники - сотрудники музея", которую удалось внести в план музейной работы, утверждаемый Министерством культуры РСФСР, - уже одно это рассматривалось как победа. Работы долго отбирали, оформляли, написали аннотацию. Открыть ее, разумеется, не дали.
К началу 1970-х годов в музей поступили произведения высокого художественного качества. Появляется потребность осмыслить содержание коллекции и проблему комплектования и показать их сначала на выставке новых поступлений, а затем ввести в постоянную экспозицию.
В 1973 году была подготовлена к открытию выставка новых поступлений. Экспозицию переделывали трижды, в соответствии с требованиями инструкторов Обкома КПСС, выводили работы Р. Фалька, К. Истомина, А. Лентулова, В. Юстицкого, Н. Симона и других художников, чьи произведения не отвечали представлению о прямом пути советского искусства. Открыть выставку так и не разрешили.
В музее проводились областные смотры - огромные по объему выставки местных художников. Для этого обычно снимали экспозицию советского отдела. При восстановлении экспозиции в 1973 году была сделана попытка ввести новые работы. Но и это оказалось невозможным. Экспозицию много раз переделывали, учитывая все пожелания кураторов, но, несмотря на готовность авторов к компромиссу, договоренность достигнута не была. Спор приобретал все большую остроту и опасный крен. В конце концов сотрудников музея обвинили в профессиональной несостоятельности, и они обратились в Русский музей за методической помощью. В 1974 году из ГРМ был прислан сотрудник для работы над экспозицией советского отдела. Все вопросы решила однорядовая повеска: места едва хватило на бесспорные вещи.
Пока тянулся этот спор, художник В.А. Солянов, никогда не имевший собственной мастерской, повесил в пустующих залах свои работы, чтобы посмотреть их в большом пространстве. Музейные художники и раньше делали закрытые выставки своих произведений в мастерской, но впервые была сделана выставка в музейных залах. Она получилась настолько впечатляющей, что захотелось открыть ее для публики. Однако директор музея В.Г. Пугаев не взял на себя ответственность за выставку и отдал распоряжение: двери закрыть, никого не пускать. Сегодня это кажется невероятным, но остались документы, в частности, заявление Л.Е. Перерезовой директору музея с просьбой разрешить ей посмотреть выставку работ Солянова и резолюция: отказать.
Персональная выставка В.А. Солянова состоялась в 1977 году уже при новом директоре, Т.В. Гродсковой. И хотя выставка была открыта не в том виде, как была задумана, а лишь в усеченном варианте, она стала событием в городе, вызвала живой интерес и бурное обсуждение.
Публика, воспитанная на образцах "выставочного искусства", с удивлением принимала искусство авангардных форм.
Возможно, эту выставку подготовила характерная для 1976 и 1977 годов волна некоторого либерализма в отношении к искусству. Свою роль сыграла открывшаяся в 1976 году выставка новых поступлений из коллекции М.Ф. Глазунова, первоклассные произведения которой вскоре значительно обогатили экспозицию русского искусства конца XIX - начала XX века (7).
В 1976 году вновь была открыта постоянная экспозиция советского отдела, причем введение в нее произведений Юстипкого или Симона воспринималось как мужественный поступок на уровне подвига. На областную выставку "Художники - 60-летию Октября" неожиданно были приняты работы В. Солянова, В. Лопатина, В. Чудина, Л. Перерезовой и Ю. Машкова, обычно отвергаемые (8).
Последующие пять лет отмечены упорной работой музея по организации выставок саратовских художников - членов Союза художников, что, безусловно, вело к оживлению художественной жизни в Саратове.
1980-е годы - время выставок - открытий, знакомящих с творчеством и жизнью неизвестных или забытых художников. Накануне Нового, 1984, года в музее открылись сразу три персональных выставки художников, чьи судьбы связаны с Саратовом, - В.М. Юстицкого, В.И. Кашкина, М.Н. Аржанова.
Первая из них была посвящена 90-летию со дня рождения В.М. Юстицкого (1894-1951), репрессированного в 1936 году и проведшего 10 лет в сталинских лагерях.(9)
К 80-летию художника была приурочена выставка реставрированных произведений В.И. Кашкина (1904-1938), которым реставратор музея В.А. Солянов дал вторую жизнь (10).
Посмертная выставка М.Н. Аржанова (192Ф-1981) утвердила факт существования в Саратове еще одного художника. До этого он был известен как автор одной картины - "Зимний пейзаж". В 1958 году она экспонировалась на областной выставке под авторским названием "Зимка", вскоре была куплена Радищевским музеем и с тех пор почти без перерывов находилась в экспозиции. Однако его работы больше не появлялись на выставках, и мало кто знал реставратора Аржанова как активно работающего художника. Выставка проходила в стенах художественного музея, где он проработал более 10 лет, и музей приобрел в свою коллекцию еще несколько его произведений.
В музее сложилась традиция делать юбилейные выставки. 1987 год оказался годом объединенных юбилеев. Состоялись персональные выставки В. Чудина и В. Лопатина - к 50-летию; 60-летию со дня рождения была посвящена выставка В.А. Солянова, познакомившая с его творчеством более полно и подробно, чем предыдущая, 1977 года. И, наконец, выставка, которую долго ждали, выставка Н.М. Гущина была приурочена к 100-летию художника. На ней было показано около 180 живописных и графических произведений разных лет, в основном советского периода. Выставка смогла состояться благодаря участию десятков людей, хранивших произведения мастера и память о нем.
Изучение творчества музейных художников продолжилось в 90-е годы. В 1992 году в двух музеях - Саратовском художественном и Энгельсском музее краеведения - были сделаны экспозиции групповой выставки шести художников: В. Солянова, В. Лопатина, В. Чудина, М. Аржанова, Л. Перерезовой и Ю. Машкова, сближенных организаторами выставки как нонконформисты.
В 1994 году в залах музея развернулась большая выставка живописи М. Аржанова, тоже юбилейная, к 70-летию со дня рождения.
Не принятое своим временем наследие художников, к счастью, сохранилось. И сегодня мы имеем уникальную возможность изучить творчество художников, представлявших неофициальную, "несоюзную" линию современного искусства, что является, по сути, открытием неизвестных советских художников. В том, чтобы сохранить и донести до зрителей их искусство, роль музея была организующей.

1. Выставка Аржанова состоялась в запах музея в январе 1984 г., выставки М.Н. Гущина, В.В. Лопатина, В.Ф. Чудина - в 1987 г. См.: Михаил Николаевич Аржанов. 1924-1981. Живопись. Графика: Каталог. /Сост. и авт. вступит ст. И.Н. Пятницына. Саратов, 1987. Николай Михайлович Гущин. 1888-1965. К 100-летию со дня рождения: Каталог. / Сост. Л.В. Пашкова, Р.А. Резник, авт. вступит, ст. Л.В. Пашкова. Саратов, 1991; Лолатин Вячеслав Владимирович. К 50-летию со дня рождения. Живопись. Графика: Каталог выставки / Сост. В.В. Лопатин, И.Н. Пятницына. Авт. вступит, ст. И.Н. Пятницына. Саратов, 1994. Живопись Виктора Федоровича Чудина: Каталог выставки /Сост. Г.Е. Федорова. Авт. вступит, ст. А.Т. Симонова. Саратов. 1994. Владимир Алексеевич Соляное. Живопись. Графика: Каталог выставки / Сост.авт. вступит, ст. А.Т. Симонова. Рукопись//Архив СГХМ. Саратов. 1988.
2. Каталог выставки произведений Владимира Алексеевича Солянова. Живопись. Графика / Сост. и авт. втупит. ст. Г.М. Каманина. Саратов. 1980.
3. Подробнее см.: Пятницына И.Н. Художники круга Н.М. Гущина// Саратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева: Материалы и сообщения. Саратов. 1995. Вып. 7. С. 134-162.
4. Ненашева A.M. Воспоминания о Н.М. Гущине: Рукопись// Архив СГХМ. Личный фонд Н.М. Гущина.
5. Заря молодежи. 1969. № 112.
6. Выставка работ художника Щеглова Ивана Никитича: Каталог. Саратов, 1962.
7. Каталог выставки новых поступлений из собрания М.Ф. Глазунова (Ленинград) / Сост. и авт. вступит, ст. Е.И. Водонос. Саратов, 1976.
8. Художники 60-летию Октября. Областная художественная выставка / Сост. каталога и авт. вступит, ст. Л. Шеманаева. Саратов, 1979.
9. Валентин Михайлович Юстиции. 1892-1951. Живопись. Графика: Каталог/Сост. и авт. вступит, ст. А.Т. Симонова. Саратов, 1986.
10. Владимир Иванович Кашин. 1904-1938. Выставка реставрированных работ. Живопись. В связи с 80-летием со дня рождения: Каталог/ Сост. и авт. вступит, ст. А.Т. Симонова. Саратов, 1986.


Основатель Радищевского музея - А.П. Боголюбов и его биография История Радищевского музея Хронология Боголюбовских чтений Программа и участники VIII Боголюбовских чтений Информационный бюллетень музея

© Саратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева