Основатель Радищевского музея - А.П. Боголюбов и его биография История Радищевского музея Хронология Боголюбовских чтений Программа и участники VIII Боголюбовских чтений Информационный бюллетень музея


Материалы II Боголюбовских чтений


Б.К. Максимов

Саратовский государственный университет

УСАДЬБА УСТИНОВЫХ В БЕКОВО


Интенсивное освоение нижневолжских земель началось со строительством на южных окраинах Московского государства крепостей и сторожевых станиц и особенно созданием Симбирско-Корсунской черты. Затем проведение Пензенского вала к Ломовской заставе и засечной линии Пенза-Сызрань вызвали усиление вольной колонизации. В районы Хопра и Медведицы с их большими и малыми реками, с "ковыльной и целинной степью", с рыбными, охотничьими, лесными и сенокосными угодьями и плодороднейшими землями, в эти свободные и пустынные места бежали от своих помещиков закрепощенные крестьяне, "воровские" и "гулящие" люди.
В середине XVI в. в Саратовском правобережье началась раздача земель дворянам и служилому военному сословию. Чтобы полученные земли не лежали "в пусте", новоявленные помещики стали переселять сюда крепостной люд из своих старых поместий. В.В. Гошуляк указывает, что среди самых старых населенных пунктов Пензенского Прихоперья был поселок Беково, возникший в 1621 году (1). Существует и дата основания Бекова в 1671 году (2). Однако в обоих случаях ни документальные источники, ни ссылка на них не приводятся. Поэтому даты не бесспорны.
Громадные угодья в Прихоперье в 1710-е годы получает во владение князь Александр Бекович Бекович-Черкасский. Князь был выдающимся сподвижником Петра I. Александр Бекович имел недюжинные способности и знания в области топографии, полученные в годы учебы за границей. Выполняя поручение царя-реформатора, А.Б. Бекович-Черкасский погиб в 1717 году в Хиве от вероломства хана Шаргази. В 1723 году младший сын князя Александр Александрович покупает у Якова Бибикова землю его братьев Козьмы и Кондратия, и переводит сюда много крестьян из разных уездов (3). С того времени, как гласит предание, село Никольское Озеро стало называться Беково. В начале XIX в. крестьянами села Беково владел генерал-лейтенант Михаил Зиновьевич Дурасов, а земли принадлежали его супруге Аграфсне Александровне, урожденной Апраксиной. В январе 1808 года с. Беково числится за той же А.А. Дурасовой, но уже вдовой генерала (4). Но в 1809 году-Преосвященному Моисею, епископу Пензенскому и Саратовскому, подаст прошение М.А. Устинов с просьбой выдать храмозданную грамоту на сооружение бсковской каменной церкви с двумя приделами вместо сгоревшей деревянной (5). Видимо, с этого года начинается владение селом Беково Устиновыми.
Устиновы, выходцы из купеческого сословия, выдвинулись в течение первой четверти XIX в. посредством светской службы и получением дворянства через пожалование российскими орденами и классными чинами.
Основателем рода явился Михаил Адрианович Устинов (1755-1836) - петербургский купец, познакомившийся с известным откупщиком и купцом, именитым гражданином города Вольска Василием Алексеевичем Злобиным и через него взявший винные откупа в Петровске и Кузнецке, уездных городах Саратовской губернии, на что требовалась немалая сумма денег (6).
Бытовавшая в Бекове еще в начале нашего века легенда связывает первоначальное накопление капитала с кладом. К табуну лошадей, который пас молодой Устинов, прибилась оседланная лошадь, в подушке седла которой он обнаружил громадное количество денег, давших возможность Устинову заняться купеческими делами, а затем и откупами винной торговли. Как бы то ни было, но современники отмечали, что богатство Устиновых простиралось до десяти милл ионов. "Изрядный кус!" - подчеркивали они. В конце 1808 года, уволившись из купеческого звания, М.А Устинов поступает на государственную службу и через 15 лет беспорочного труда выходит в отставку с награждением чином статского советника и имея ордена св. Владимира 3-й ст. и св. Анны 2-й ст. (7). К этому времени в разных губерниях Устинов имел во владении несколько тысяч крестьян мужского пола и громадные земельные угодья. В обеих столицах я губернском Саратове за ним числились домовладения. По духовному завещанию с. Беково с землями, лесами и неудобью достались четвертому сыну Адриану Михайловичу Устинову (1802-1883), который еще при жизни отца занимал второе место в семье, а после его смерти почитался за старшего, как глава рода. Как и его братья, Адриан Михайлович получил домашнее образование, а затем сдал экзамены в Московском университете на аттестат готовности к государственной службе, выполняя наставление отца детям: "Успевайте, любимые мои дети, в учении и тем доставьте любящему Вас отцу отраду а утешение".
Службу Устинов начинает в Азиатском департаменте Коллегии иностранных дел и успешно продвигается по служебной лестнице. "По службе в коллегии выполняй, не откладывай любое поручение, - писал ему отец - нисколько не смотри на прочих, веди себя как долг велит" (8). Позднее Адриан Михайлович станет чиновником особых поручений при московском губернаторе Д.В. Голицыне.
В Москве у A.M. Устинова среди знакомых и товарищей было немало известных лиц, как М. П. Погодин, С.П. Шевырев, Н,В. Путята, постоянные посетители литературного общества С.Г. Раича, близкого к декабристам. Через своих товарищей Устинов явно был в курсе не только литературных дел, но и общественно-политических событий. Судьба свела его с рядом членов Московской управы Союза благоденствия и "Практического союза", будущими декабристами. Адриан Михайлович сочувственно отнесся к восстанию декабристов 23 декабря 1825 года в письме к отцу он описывает события 14 декабря и их последствия для участников восстания. В ответном письме отец отрицательно отнесся к этому событию, считая его хуже "нашествия Наполеона". Однако сын сохранил в своем архиве все официальные документы, обнародованные по делу декабристов.
В Москве, познакомившись на балу с княжной Щербатовой, A.M. Устинов стал ее сватать, но получил отказ из-за незнатности его рода. В январе 1824 года состоялась помолвка Устинова с Анной Карловной, дочерью генерал-майора К.П. Щиц. Была составлена рядная, по которой Анне Карловне в приданое давалось "белья, платьев, теплого и холодного на 7000 рублей и денег ассигнациями 10 000 рублей" (9). Через пять дней, 13 января, состоялась свадьба. У Адриана Михайловича и Анны Карловны Устиновых было девять детей, из них четверо умерли в детстве. После смерти Адриана Михайловича владельцем бековского имения стал старший сын Михаил Адрианович, прослуживший несколько лет в Азиатском департаменте Министерства иностранных дел, а затем почти всю жизнь почетным мировым судьей по Сердобскому округу и закончивший службу статским советником. Его наследниками стали третья жена Мария Алексеевна, дочь гвардии поручика Серебрякова, и ее 15-летний сын Николай Михайлович. Это были последние владельцы Бекова, уехавшие из своего имения в 1913 году и не вернувшиеся на родину из-за мировой войны и двух российских революций в 1917 году. Где ныне их потомки?
Адриан Михайлович после десяти лет службы в Коллегии иностранных дел выходит в отставку, уезжает из столицы и поселяется в доставшемся ему имении Беково Сердобского уезда Саратовской губернии. В Беково и иных селах уезда ему было отписано отцом почти 15 тысяч десятин земли и более 3600 крестьян обоего пола (10).
Устиновская усадьба занимала третью часть села Бекова. На усадьбе находились пять каменных жилых домов, сад, оранжереи, каменная кладовая, хлебный деревянный амбар о двух этажах, деревянный птичий двор, два каменных конюшенных двора, каменный лесопильный завод. На Хопре имелась водяная мукомольная мельница. В Бековском и других имениях хозяйства A.M. Устинова возделывали зерновые хлеба, крупяные культуры, выращивали лен. На собственных винокурнях получали спирт, сбываемый государству. Почти два десятка десятин занимал яблоневый сад. Немалая доля в хозяйстве отводилась животноводству - было молочное стадо симментальских метисов, отары овец, табун лошадей (11). В 1878 году на губернской сельскохозяйственной выставке Устиновы за мериносовых овец Рамбулье-Негретга были награждены бронзовой медалью Санкт-Петербургского собрания сельских хозяев.
Адриан Михайлович показал себя помещиком с хозяйственной смекалкой и рациональным ведением дел в имении. Заведя винокуренный завод, он писал отцу: "Я не любил винокуренные заводы и не люблю их. Но не надо пренебрегать доходами, даже незначительными" (12). Крестьяне, находившиеся первоначально на беспорядочной барщине, были переведены на оброк, но за ними оставались дополнительные повинности в пользу барина - прудить запруду мельницы, заготовлять дрова, заниматься молотьбой и т.п. Письма А. М. Устинова полны ярких картин тяжелой жизни народа в неурожай или холеру. В год всеобщей засухи 1833 года он пишет отцу: "Благодарить можно Создателя, что хоть наши крестьяне с хлебом и с голоду не будут терпеть". Владелец Бекова понимал, что благополучие крестьян - это и его благополучие. Когда отец высказал сомнение, что не приведет ли винокуренный завод в разорение крестьян, то Адриан Михайлович ответил: "Что же касается до расстройства от этого крестьян, то как дело поведешь - можно без винокурения расстроить, можно так же винокурением и поправить" (13).
A.M. Устинов гордился своим имением. "Я не скуп, не алчен к деньгам, - писал он отцу, - но жажду хорошим имением, общим уважением" (14). Но, не "пренебрегая доходами даже незначительными", Устинов в 1877 году открывает кумысно-лечебное заведение. Оно располагалось близ села Беково в принадлежащем ему лесу на горе Шихан. Отсюда открывался прекрасный вид на все окрестности. Вдоль прорубленной в лесу просеки были выстроены дачи с меблированными комнатами. Рядом на большой поляне, тоже среди леса, был построен вокзал кумысного заведения, очень просторное помещение более чем на сто человек с буфетом, кухней. Имелись биллиард, кегли, ежедневно играла музыка, а два раза в неделю устраивались танцевальные вечера. Вблизи заходился довольно большой пруд с легкими лодками для катания, а на берегу кумысное заведение. Плата за пользование кумысом и готовым помещением на даче составляла 25 рублей с одного человека. Каждое лето здесь лечилось до 80-100 пациентов.
Ежегодно осенью в Беково проводилась Покровская ярмарка, на которой шла оптовая продажа зерна и конская торговля. Доходом от торговой площади пользовался ее владелец Устинов. На площади он построил гостиный двор, лавки, и все сдавал за 10 тысяч рублей (15). Барская жилая усадьба располагалась в юго-восточной части села у старицы (залива) Хопра и тянулась вдоль берега узкой полосой, имеющей ширину не более 150 метров и длину около километра. В отличие от других дворянских усадеб, устиновская, созданная еще прежними ее владельцами, располагалась в низине у широкого, похожего на озеро залива реки с массой песчаных кос и как бы полуостровов. В одном из писем Адриан Михайлович упоминал, что "Беково лежит весьма на низком месте и на болоте, что дом господский не на удобном месте для здоровья построен" (16). Площадь усадьбы составляла не более 10-13 десятин и со временем оказалась полуокруженной сельскими постройками, большой рыночной площадью и пристанционными постройками и поселком, образовавшимся после проведения A.M. Устиновым небольшой железнодорожной ветки, соединившей село Беково со станцией Вертуновка (17).
Усадьба была огорожена забором. В северо-восточном углу усадьбы, близ реки, высилась каменная Покровская церковь с колокольней, выстроенная еще Михаилом Адриановичем Устиновым после покупки Бекова. Храм был трехпрестольный: главный во имя Покрова Пресвятой Богородицы, освященный в 1813 году, и два придельные: во имя Архистратига Михаила (освящен в 1817 году) и во имя святителя Николая Чудотворца (освящен в 1825 году). Иконостасы в нем были богатые, с иконами в дорогих серебряных окладах. Большое бронзовое паникадило было украшено хрустальными подвесками. Много содействовал благолепию этой церкви священник Т.Е. Быстряков, служивший в ней более десяти лет.
В 1876 году было основано церковно-приходское попечительство из 12 членов, избранных прихожанами, под председательством сына A.M. Устинова - Михаила Адриановича. Попечительство приносило немало пользы. Так, во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов в Бекове был открыт на 10 кроватей лазарет для раненых воинов, содержавшихся до полного выздоровления. Лечением больных занимался частный доктор В.П. Строкин. Летом 1879 года Главное управление общества попечения о раненых и больных отметило A.M. Устинова и его сына М.А. Устинова знаками Красного Креста (18). Такие же значки получили священник Быстряков, купец Новичков, мещанин Галанин, крестьяне Попов, Морозов, Аверьянов. В противоположной, северо-западной стороне среди зелени парка возвышался, словно средневековый замок, каменный дом в псевдоготическом стиле, столь широко распространенном на рубеже XVIH-XIX вв. в садово-парковом строительстве. Доминантой этого дома являлась угловая красно-кирпичная башня в четыре этажа, со стрельчатыми окнами и дверными проемами, балкончиками с ажурными решетками. С двух сторон к башне примыкают по пристройке в два этажа каждая, с мощными лопатками, членящими вертикальную гладь фасада и увенчивающиеся на крыше пинаклями. Торцовые стены пристроек глухие и их завершение по линиям скатов крыши выполнено ступеньками. В плане "замок" представляет прямой угол. Во второй половине Х1Хв. здание стало обрастать новыми пристройками. И если первая из них еще в какой-то мере была в стиле основного здания, то последующие ничем не отличались от обычных сельских построек, и комплекс потерял свой романтический вид и гармонию с окружавшими его высокими деревьями.
Между "готическим замком" и Покровской церковью на свободной площадке среди деревьев стояли три каменных флигеля, образуя как бы букву П, но с проходами между ними. Один из флигелей из-за просадки фундамента стал разрушаться, стены дали многочисленные трещины. Возможно, эти строения были жилыми и поэтому владелец их решил перестроить: негодный флигель сломать, к соседнему сделать пристройки с обоих торцов и над всем устроить второй этаж, а под боковыми пристройками предусмотреть погреба и винный подвал. Третий хорошего состояния флигель надстроить вторым этажом и обе переделываемые постройки оформить новыми фасадами.
Для осуществления столь капитальных архитектурно-строительных работ нужен был архитектор. A.M. Устинов нашел такого у знакомого тамбовского помещика Ф.Д. Хвощинского. "Сей архитектор, - писал Адриан Михайлович отцу в Саратов, - учился в Академии и находился потом в Петербурге у известного Кваренги, с которым он довольное время работал". 23 мая 1830 года в Саратов сообщается, что "строить дом начали, и я крайне и крайне доволен планом архитектора" (19). Скорее всего, в течение двух^грех лет реконструкция бала осуществлена и усадьба украсилась интересным классицистским комплексом, состоящим из главного дома (ныне называемого почему-то Зеркальным дворцом), занимаемого семейством Устиновых, и павильона для приезжавших друзей и знакомых.
Первый дом представлял большой дворцового типа особняк. Главный фасад выходил в сторону села и хорошо просматривался среди зелени парка. Здание довольно протяженное, почти 30 саженей, с шестиколоняым портиком тосканского ордера, несколько отстоящим от стены и поставленным на возвышенную неширокую площадку с асимметрично расположенной лестницей. Выход на площадку с первого этажа не устроен. На втором этаже между портиком и стеной - балкон, огражденный литой металлической решеткой. Над портиком сооружен подтреугольный аттик-фронтон.
Первый этаж здания рустован. Окна меду колоннами портика на обоих этажах декорированы полуциркульными сандриками. Все остальные окна первого этажа украшены вверху замковым камнем. Над окнами второго этажа выполнены прямоугольные или круглые филенки. Концы фасадов - в виде слегка выступающих ризолитов с большими, двойной ширины окнами. Эти окна по бокам имеют парные полуколонки. В целом здание из-за своей протяженности кажется несколько приземистым.
Дворовый фасад главного дома нам не известен. С попыткой ландшафтного архитектора О.Б. Сокольской считать таковым на сохранившемся фото изображение части фасада (здания "с двойной террасной лестницей" трудно согласиться. Оно немного короче главного дома, второй этаж несколько ниже, совершенно иная ритмика и количество окон. К тому же лестница явно позднего происхождения: не оштукатурена, без декора, с простыми решетками. Она явно выпадает из стиля здания. Вероятно, это дворовый фасад павильона для приезжающих, сооруженный из флигеля длиною 17 саженей. И главный дом, и павильон имеют одинаковую обработку фасадов, с той разницей, что у последнего колонный портик заменен плоскими пилястрами. Вход в павильон был с торца, над которым на уровне второго этажа устроен широкий балкон. Его поддерживают выступающий тамбур-вход и четыре колонны.
Оба здания по своему расположению составляют прямой угол и образуют открытый с двух сторон внутренний дворик, обращенный к заливу Хопра, почти закрытого зеленью парка. Дворик был украшен красивыми цветниками. Например, у павильона для приезжающих была устроена обширная площадка со скамейками и большой круглой клумбой. Эта площадка широким проходом с асимметричными рабатками-цветниками соединялась с идущей параллельно павильону аллеей.
Оба особняка окружал парк. Как сообщает О.Б. Сокольская, в парке было 13 пород хвойных деревьев, 29 пород лиственных с 9 видами и разновидностями, многочисленные сирени и 180 сортов "воздушных роз" из собственных оранжерей (20). Около особняков были высажены дубы и вязы. Особую парадность и декоративный эффект создавали одиночные посадки этих густолиственных деревьев. Но все же в качестве основных посадок преобладали ель и сосна. Величественны были куртины из лиственниц. Парк пересекался тремя длинными липовыми аллеями. Одна аллея шла по берегу Хопра.
Кустарниковые насаждения - акация, крушина, жимолость, жасмин, высаженные группами, отличались декоративностью. Очень много было сирени, ценившейся за неприхотливость и душистый аромат.
Примечателен был миксбродер из сиреней по сторонам береговой аллеи. Цветники и газоны дополняли эту красоту. В композицию парка были включены декоративный мостик, широкая лестница, спускавшаяся к заливу, разнообразные беседки и своеобразные скамейки.
Весь посадочный материал выращивался в собственны> теплицах и оранжереях, которые, как и другие хозяйственные постройки, находились в конце парка, собственно, его завершая. В оранжереях, кроме экзотических растений, выращивалось громадное количество разнообразных цветов. Так, cаратовский городской голова Л.С. Масленников просил прислать цветов "для украшения и составления прекрасного вида" городскогс бульвара, Ф.Ф. Вигель из Пензы - георгин, П. Михайлов из с. Троицкого - несколько горшочков гортензий, рододендронов, два куста пионов и другие растения (21). Успехи A.M. Устинова в домашнем цветоводстве, выращивании экзотов, фруктов и овощей были настолько очевидны, что еще в 1835 году Российское общество любителей садоводства избрало его действительным членом. Спустя несколько лет Устинов отсылает в дар обществу 67 сортов разных растений из собственных оранжерей. В 1861 году он преподносит растения Ботаническому саду в Петербурге (22).
С интерьерами дома Устинова можно познакомиться лишь по трем снимках князя Н.П. Еникеева, относящимся к последней | четверти Х1Хв., и по одной фотографии братьев А.В. и В.В. Леонтьевых, сделанной в 1920-х годах. Виды гостиных, кабинета знакомят нас с великолепными образцами убранства) усадебных интерьеров, выполненных в разных стилях, в том числе "восточном" - китайская гостиная. Разнообразные мебельные гарнитуры: диваны, кресла, стулья, обитые дорогими узорчато-ковровыми тканями, разного назначения столы и столики из ценных пород дерева, росписи потолков и стен, обивка стен тканями, ковры - все это создавало причудливую роскошь. На стенах - живописные портреты и пейзажи Бековской усадьбы, на столах фотографии в рамках, альбомы.
Владелец бековской усадьбы Адриан Михайлович был образованным человеком, интересовавшимся политическими и философскими вопросами. По воспоминаниям Б.Н. Чичерина, рисующим яркие картины старого усадебного быта, его утонченная культура не только чужда всякого "провинциализма", но и ознаменована "новым просвещенным элементом, внесенным в русскую помещичью жизнь" (23). По словам мемуариста, Адриан Михайлович был приветливым и милым человеком, который "интересовался вопросами дня... "Journal des Debate" не выхолил у него из рук... Он дожил до глубокой старости и 80 лет отроду с жаром спорил о новейших литературных произведениях, о религиозных мнениях Милля" (24). Дружба Устинова с Чичериным объяснялась не только соседством по имениям, но и близостью взглядов на отдельные проблемы общественной жизни. Устинов имел множество корреспондентов. В письмах его встречаются фамилии декабристов Ф.Ф. Вадковского, П.К. Данзаса и других. Он был в дружеских отношениях с Н.И. Горсткинъш, М.Ф. Орловым, но особенно близкие связи Адриан Михайлович поддерживал с братьями Кривцовыми - Николаем Ивановичем и Сергеем Ивановичем. Именно благодаря Н.И. Кривцову состоялось в Москве неожиданное знакомство A.M. Устинова с А.С. Пушкиным, который, узнав, что Устинов является соседом и хорошим знакомым Николая Ивановича и что он на днях уезжает в свое бековское имение и по дороге заедет в кривцовские Любичи в Тамбовской губернии, просил передать Кривцову письмо и только что вышедшую трагедию "Борис Годунов". Такой же экземпляр книги Александр Сергеевич подарил Адриану Михайловичу (25).
Как тогда было принято, соседи по имениям, разделенные десятками верст, посещали друг друга. Современник упоминает, что "в день именин Адриана Михайловича, а также и во время ярмарки (26) огромный бековский дом наполнялся множеством народа. Тут в течение нескольких дней были фейерверки, танцы, пиры" (27). Но были между друзьями и разговоры, и полемика о польском восстании 1830-1831 годов и польской независимости, сторонником которой A.M. Устинов не являлся, о спорах славянофилов и западников, которым он симпатизировал, с интересом читая газеты "Колокол" и "Будущность", и обмен мнениями о политической жизни Европы.
В праздничные дни, безусловно, были домашние концерты. Сам хозяин Бекова увлекался музыкой. Он прекрасно играл на виолончели. Общие музыкальные интересы положили начало знакомству Адриана Михайловича с А.Д. Улыбышевым автором трудов о Бетховене и Моцарте, известным музыкальным критиком. Бековская усадьба Устинова, как и множество других сельских усадеб, играла роль заметного культурного центра в окраинных землях Саратовской губернии. К сожалению, в первозданном виде устиновское Беково до нас не дожило. 29 сентября 1917 года в Сердобске состоялось совещание представителей уездных учреждений и организаций, на котором было решено, что "все частные владельческие экономии с лесами, живым, мертвым инвентарем, всем наличным хлебом и кормами немедленно передать в полное распоряжение и охрану волостных земств" (28). Пока губернские власти и земский съезд думали, что делать, крестьяне, воспользовавшись сердобским решением, начали немедленную экспроприацию поместий. Управляющему экономией Устинова было предложено сдать хозяйство на учет и охрану Еланскому волостному земельному комитету. Сразу же саратовский губернский комиссар Д.А. Топуридзе отменил решение сердобского совещания "как незаконное" (29). В уезд были введены дополнительные войска, команда казаков была направлена в имение Устинова. Но, несмотря на эти меры, крестьяне продолжали разорять поместье.
В 1920-е годы сгорели главный дом и павильон, а руины стен были буквально разобраны по кирпичику. Сохранился лишь в перестроенном виде "готический замок", в котором ныне размещен дом для престарелых. На месте главного дома построено павильонного типа сооружение для столовой. Нет и Покровской церкви, снесенной в 1930-е годы. Парк запущен и уже не представляет той вьфазительности и единства, что были при владельцах имения (30). Кладбище многих поколений Устиновых с монументальными гранитными надгробиями исчезло с лица земли, и даже местные старожилы не помнят о его местонахождении.
Вся обстановка устиновских особняков исчезла. Единичные образцы посуды, попавшие в Саратовский художественный музей им. А.Н. Радищева и Бековский краеведческий музей, напоминают о богатом собрании произведений из фарфора и стекла, бывшем в имении. Исчезла живопись, украшавшаяинтерьеры. До наших дней дошли два пейзажа с видами Бековского имения и один безымянный портрет. Есть списки I портретной живописи, поступившей вначале в Сердобский i музей, а оттуда в Пензенский, явно из поместных усадеб и, судя по наличию портрета княгини Еникеевой, из Бекова. Растащена бековская библиотека Устиновых, собиравшаяся десятилетиями. Друзья и близкие знакомые высылали A.M. Устинову издательские каталоги, снабжали его последними книжными и журнальными новинками. Всего исчезнувшего не вернешь. Но изучение и восстановление еще существующего садово-паркового комплекса и сохранившихся жилых и хозяйственных построек - насущная задача, ибо время и люди продолжают разрушать остатки этого уникального памятника прошлого.

1 ГошулякВ.В. История Пензенского iqpaa. Пенза, 19%. Ка 2. С. 101.
2 Хованский Н. Ф. Помещики и крестьяне Саратовской губернии. Саратов, 1911. С. 4-5.
3 Кузнецова Ю.А. История колонизации Сердобского уезда // Труды Нижне-Волжск. научи, общ. краевед. Саратов, 1928. Вып.35. 4.2. С. 67.
4 Гос. архив Пензен. обл. (далее ГАЛО). Ф. 182. Оп. 1. Д. 4; Гос. архив Сарат. обл. (далее ГАСО). Ф. 407. Оп. 2. Д 1170.
5 ГАСО. Ф. 407. Оп. 2. Д. 1763. Л. 2.
6 Иванов Н.Ф. Указы Саратовской казенной палаты. 1793-1800 // Труды Сарат. учен, архивн. комиссии. 1895. Вып. 20. С. 61.
7 ГАСО. Ф. 123. Оп. 1. Д. 64. Л. 2.
8 ГАСО. Ф. 661. Оп. 1. Д. 11. Л. 130.
9 Там же. Д. 37. Л. 60.
10 ГАСО. Ф. 19. Оп. 1. Д. 392. Л. 64-65.
11 Россия. Полное географическое описание нашего Отечества / Подред ВЛ Семенова СПб., 1901. Т. 6. С. 289; ГАСО. Ф. 661. Оп. 1. Д 4. Я 12.
12 ГАСО. Ф. 661. Оп. 1. Д. 4. Л. 135.
13 Там же. Л. 135,317.
14 Там же. Л. 366.
15 ГАСО. Ф. 421. Оп. 1. Д 521. Л. 17-18.
16 ГАСО. Ф. 661. Оп. 1. Д. 4. Л. 18.
17 Рязано-Уральская железная дорога и ее район. СПб., 1913. С. 40.
18 ГАСО. Ф. 661. Оп. 1. Д. 1. Л. 16.
19 Там же. Д. 4. Л. 25; Там же. Д. 1. Л. 143.
20 Сокольская О. Б. "Зеленое зодчество" Саратовского Поволжья. Саратов, 1993. С. 44.
21 ГАСО. Ф. 661, Оп. 1. Д.7. Л. 320, 27, 332.
22 Тамже. Д. 1. Л. 31, 35.
23 Чичерин Б.Н. Из моих воспоминаний: По поводу дневника Н,И. Кривцова. // Русский архив. 1890. №4. С. 506.
24 Тамже. С. 513-514.
25 Шилов КВ. Московский адрес// Прометей. 1974. №10. С. 85-93.
26 Ежегодно в сентябре-октябре в Беково проходила Покровская ярмарка.
27 Чичерин Б.Н. Указ. соч. С. 514.
28 ГАСО. Ф. 461. Оп. 1. Д. 129. Л. 379.
29 Саратовский дневник. 1917, 12 октября.
30 Антонов И.С., Антонов Е.И. "Крым Московии" // С любовью к природе. Саратов, 1984. С.63.


Основатель Радищевского музея - А.П. Боголюбов и его биография История Радищевского музея Хронология Боголюбовских чтений Программа и участники VIII Боголюбовских чтений Информационный бюллетень музея

© Саратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева