Основатель Радищевского музея - А.П. Боголюбов и его биография История Радищевского музея Хронология Боголюбовских чтений Программа и участники VIII Боголюбовских чтений Информационный бюллетень музея


Материалы XII Боголюбовских чтений



Н. И. Вайнберг


Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства.

ОСНОВАТЕЛИ ТЕАТРАЛЬНОГО МУЗЕЯ В ПЕТЕРБУРГЕ.
Л. И. ЖЕВЕРЖЕЕВ



Левкий Иванович Жевержеев (1881-1942) вошел в историю петербургской культуры как крупнейший коллекционер, меценат, искусствовед, библиофил. Он создатель Декоративного института, театрального отдела в Музее истории Петербурга, один из основателей Театрального музея, Председатель Союза молодежи, спонсор уникальных спектаклей "Победа над солнцем" и "Владимир Маяковский", художественный руководитель Эрмитажного театра - вот далеко не полный перечень его деяний. Левкия Жевержеева называли петербургским чудаком. Чудачество видели в парадоксальности и уникальности его положения. С одной стороны, он был достопочтенным и успешным бизнесменом, владельцем магазина золотой и серебряной церковной утвари и парчовой фабрики, которая одевала Императорский Двор и представителей церкви всей России, а с другой - Жевержеев отдавал свои симпатии маленькой группе энтузиастов всеми осмеиваемого нового искусства.
Уже в юности Левкий Иванович страстно полюбил искусство. Особенно его интересовали эскизы декораций, костюмов, макеты спектаклей, фотографии актеров, ну и, конечно же, растущая библиотека, вобравшая художественную литературу, первые издания, книги по искусству, истории театра и музыки.
В 1911 году в своем доме на Графском, 5 он открыл Троицкий театр. Для самого Жевержеева дом был чем-то вроде клуба, где завязывались отношения с действующим театром, с молодыми режиссерами: С. Н. Надеждиным, В. Р. Раппапортом, художниками: М. П. Бобышовым, И. С. Школьником, - которые впоследствии станут его верными соратниками. В стенах этого клуба состоялись собрания будущего общества "Союз молодежи" (1910-1914, 1917-1919), председателем правления которого становится Л. И. Жевержеев. В 1911 году "Союз молодежи" поставил "Хоромные действа", соединив балаган, маскарад и кабаре, а в 1913 показал "Первый в мире футуристов театр", представив трагедию двадцатилетнего В. Маяковского "Владимир Маяковский" (художники П. Н. Филонов, И. С. Школьник) и оперу М. В. Матюшина и А. Е. Крученых "Победа над солнцем" (художник К. С. Малевич). В декабре 1915 года открылась выставка "Памятники русского театра", состоявшая из экспонатов жевержеевской коллекции. Всего было выставлено 1289 экспонатов за период с 1772-го по 1915-й годы. Каталог выставки открывался предуведомлением Жевержеева, вступительными статьями Н. Н. Евреинова о мимолетности театрального явления, И. Н. Божерянова об истории декорационного искусства, П. П. Гнедича об авторах и декораторах, Н. К. Рериха о собирательстве. "Собирательство - высшая степень любви к искусству" , - таков смысл показанного, по словам Рериха.
Л. Жевержеев к 1917 году был очень известным человеком, знатоком декорационного искусства. Его ценили в разных кругах, и потому он входил в состав многочисленных комиссий по празднованиям и оформлениям, являлся организатором и автором концепций многих проектов, например украшение Дворцовой площади ко дню Красной Армии (1919), Летнего сада и Исаакиевской площади к 1 мая (1920), Смольного ко дню открытия "2-го Конгресса Коминтерна".
В 1920 году по инициативе Жевержеева и его соратников был создан Декоративный институт, директором стал художник И. С. Школьник, а Левкий Иванович занимал должности заместителя заведующего, ученого секретаря, заведующего библиотекой и коллекцией музейных образцов. В стенах Декоративного института Левкий Жевержеев реализовал свою страсть собирателя. "С первых дней существования Театрально-декорационной секции в институте стала формироваться коллекция театральных эскизов, куда попали работы Ю. П. Анненкова, А. Н. Бенуа, К. С. Петрова-Водкина, И. С. Школьника, В. Е. Татлина. К 1924 г. в ней числилось 1152 единицы хранения: эскизы, рисунки, чертежи, модели и книги" .
Декоративный институт организовал две международные выставки - в Венеции и Париже, а также в Москве в 1922 году, где экспонировались работы А. Я. Головина, С. Ю. Судейкина, Н. К. Рериха, А. Н. Бенуа. С 1 октября 1925 года директором Декоративного института был назначен К. С. Малевич. Институт почти не финансировали, и 14 декабря 1926 г. он был закрыт. Коллекция была передана в Институт истории искусств, в 1936 году поступила в Музей академических театров.
Вот о нем, о Музее академических театров, о главном деле Левкия Ивановича, я хотела бы рассказать. По архивным документам, ранее никогда не публиковавшимся, попытаемся восстановить начало истории музея, рассказать о людях, благодаря которым музей живет, развивается и сегодня представляет собой крупнейшее в мире театральное собрание, размещающееся в пяти музеях.
Основатели музея были подлинными энтузиастами своего дела. Им предстояло пройти через невероятные трудности и препятствия. Их преданность музею, полная отдача работе, высокий профессионализм, бескорыстие победили чиновничьи препятствия, самоуправство властей и стали для следующих поколений сотрудников образцом Музейщика в самом высоком смысле этого слова!
Левкий Иванович Жевержеев был членом Совета музея еще до его открытия. "Метод составления карточек и регистрации согласно целям созидаемого Музея был указан и контролирован опытным в этом деле членом Совета Л. И. Жевержеевым", -писала первый директор музея Н. С. Васильева. Далее она свидетельствовала: "…чтобы не упускать случая приобретения иногда ценных и интересных предметов музейного характера, нужно было платить немедленно. На помощь пришли некоторые члены Совета: А. С. Поляков, А. Е. Молчанов, П. П. Гнедич, Л. И. Жевержеев" . После внезапной кончины Н. С. Васильевой директором стал П. Н. Шеффер, а помощником директора Л. И. Жевержеев. Руководство музея волновало множество проблем: будущая экспозиция музея, культурно-просветительская деятельность, собирательская работа, вопрос о методе и технике выставки коллекций. "Считаю необходимым уделять большое внимание выставкам в фойе театров и организуя открытые заседания с докладами по вопросам театра в помещении Музея" . Жевержеев в это время разрабатывает проект создания в музее Кабинета художника, где наглядно можно было бы проследить за каждым этапом рождения спектакля. Увы, замысел не был воплощен. В 1933 году в связи с 15-летием музея П. Шеффер писал: "Жевержееву принадлежит исключительная заслуга в области театрально-музейного дела" .
Музей работал в этот период очень интенсивно, притом что в его штате состояло всего 7 человек. За 9 месяцев 1925 года его посетило 6 000 человек, было проведено 492 экскурсии. С 1920 по 1928-й год состоялось 143 открытых заседаний, на которых выступили с докладами известные ученые и деятели театра: А. А. Гвоздев, П. П. Гнедич, П. П. Гайдебуров, А. М. Брянский, А. Ф. Кони, К. Н. Державин, С. Э. Радлов и др. Среди посетителей Музея были: театровед С. С. Данилов, писатель Н. Н. Телешев, кинематографисты Г. М. Козинцев, Е. Е. Еней, артисты Б. В. Шавров, А. М. Мессерер, Н. К. Печковский, В. С. Шаронов, Карел Отс, О. Л. Книппер-Чехова, Ю. М. Юрьев, Н. Н. Ходотов, Р. Б. Аполлонский, В. Н. Давыдов, П. З. Андреев, Л. А. Андреева-Дельмас, хореограф Ф. В. Лопухов, режиссеры Н. Н. Петров, Н. В. Смолич, Д. Х. Пашковский. Для кого же музей проводил экскурсии? Контингент был весьма разнообразен. Группа конвойных войск, рабочие Сестрорецкого оружейно-инструментального завода им. Воскова, сотрудники Управления канализации Откомхоза, студийцы Н. Н. Ходотова, рабочие корреспонденты журнала "Рабочий и театр", моряки эсминца "Ленин", школьники. Музей в советские годы находился под пристальным вниманием партийного начальства, как объект идеологический. Постоянно назначались проверки самыми, казалось бы, далекими от культуры комиссиями. Так, 26 февраля 1925 года музей проверял организатор экскурсий Управления канализации и мостовых, который в своем отзыве отметил недостатки работы музея. Несмотря на "замечания" этого организатора, и экспозиционная, и просветительская, и выставочная работа находились на высоком уровне. "Музей академических театров сделал попытку поймать и запечатлеть доселе ускользавший пульс жизни театрального организма, закрепить биение пульса, само дыхание театра. Как и всякая новая попытка - она еще не совершенна, но ценна именно новизной и потенциальными возможностями, в ней заключающимися", - писала "Красная газета" в 1928 году (№ 138).
Коллективу музея, возглавляемому двумя высокопрофессиональными, талантливыми музейщиками П. Н. Шеффером и Л. И. Жевержеевым, удалось привлечь к сотрудничеству выдающихся деятелей культуры, принимавших участие в концертах, открытых заседаниях и просто в жизни музея. Все вместе они определили очень высокий интеллектуальный уровень культурно-просветительской деятельности музея. Уже в 1918 году Л. И. Жевержеев организовал цикл лекций по истории театра, а лекторами были В. Э. Мейерхольд, В. Н. Соловьев, театровед П. О. Морозов, музыковед Е. М. Браудо. Подлинным событием в культурной жизни города стал концерт в 3-х отделениях с участием Е. П. Корчагиной-Александровской, В. С. Шаронова, Е. И. Тиме, Е. В. Вольф-Израэля, Л. О. Утесова, М. А. Чехова, В. А. Дранишникова, состоявшийся 1 июня 1924 года. Огромный интерес вызвала посвященная 100-летию восстания декабристов лекция потомка участника событий и крупного театрального деятеля князя С. М. Волконского, основанная на неизвестных ранее документах и семейных рассказах.
Порой в залах музея и при участии его сотрудников вершилась история российской культуры. Так, в 1927 году В. В. Маяковский (по просьбе Жевержеева участвовавший в конкурсе на лучший сценарий) прочел в музее написанный к 10-летию Революции сценарий "25 октября 1917", впоследствии ставший поэмой "Хорошо". В обмене мнениями приняли участие: режиссеры: С. Э. Радлов, Н. В. Петров, В. Р. Раппапорт, артист Академического театра драмы Ю. М. Юрьев, управляющий академическими театрами И. В. Экскузович, сотрудники музея.
Л. И. Жевержеев и его коллеги притягивали к музею талантливую творческую молодежь своими широчайшими знаниями в различных областях искусства, увлеченностью своим делом, наконец, просто человеческим обаянием. Творческая молодежь также с удовольствием участвовала в музейных вечерах. Танцовщик и начинающий хореограф Г. М. Баланчивадзе (в будущем великий Баланчин) с величайшим уважением и почтением относился к Л. И. Жевержееву и даже подражал ему. В 1922 году он, женившись на дочери Левкия Ивановича, Тамаре, переехал в их дом: "Я тогда был молодой, мне очень хотелось быть передовым. А кто я был тогда? "Балетный", "балерун" - иначе нас и не называли. Нас серьезные деятели за людей не считали. Вот почему я так благодарен Левкию Ивановичу. Он меня в этот модернизм ввел, так сказать, с черного хода" . Художественным "импресарио" молодого Баланчина был 23-летний, будущий четырежды лауреат Сталинской премии, художник Владимир Дмитриев, для которого факт, что тесть Баланчина, известный меценат и влиятельный коллекционер, являлся очень существенным. Жевержеева уважали и Мейерхольд, и Маяковский, и учитель Дмитриева Кузьма Петров-Водкин. Родство с Жевержеевым давало Баланчину в глазах Дмитриева право на вход в художественную элиту Петрограда .
Студенты Консерватории, молодые актеры и музыканты, теоретики театра, художники с удовольствием бывали и выступали в музее. 22-летний Д. Д. Шостакович в 1928 году в музее впервые сыграл Первую фортепианную сонату собственного сочинения. Музей успешно развивался, фонды, насчитывавшие более 100 тысяч единиц хранения, продолжали пополняться ценными реликвиями, проходили выставки. Несмотря на огромные трудности, скудное финансирование, проблемы решались в рабочем порядке, пока не грянул гром… Распоряжением Дирекции Академического театра драмы музей был переведен из помещения площадью 1000 кв.м. в помещение 220 кв.м. Предметы хранения упакованы и перенесены в квартиру во 2-м дворе по ул. Росси и на склад Академического театра драмы. Занимаемое прежде помещение с 15 мая 1930 года было отдано в аренду тресту "Союзрыба". Штат музея и финансирование были сокращены. Нужно было любыми способами сохранить для истории культуры ценнейшие материалы и отстоять музей. Невероятных усилий стоило музею добиться выселения "Союзрыбы", и только благодаря вмешательству Народного Комиссара просвещения РСФСР А. C. Бубнова и призывам театральной общественности в 1934 году музей удалось отстоять. Тем не менее, несмотря на распоряжение А. С. Бубнова, помещение музея не было освобождено. Музей приходилось защищать чуть ли не врукопашную!
13 июня 1935 года поступила докладная записка директору музея от Л. И. Жевержеева: "Оставшись по Вашему распоряжению в помещении, предоставленном Лен. Театр. Музею по ордеру Жилотдела Ленсовета в д. 2 по ул. Росси (из которого сегодня выезжал "Рыбсиндикат"), около 7 с половиной часов вечера я был выведен из этого помещения силой зав. пожарной охраной дома, Управдомом и пожарным охранником дома, причем последние двое вышли вместе со мною на лестницу, а зав. пожарной охраной остался в помещении, заперев его за собой. При моих протестах и при удалении меня силой присутствовал один из работников мастерских и уборщица, которых я просил быть свидетелями" .
"Красная газета" публикует возмущенную статью журналиста Г. Ромма "Музей в консервной банке". Он пишет: "Первоначальное помещение музея - с потолками, расписанными Скотти - соперником Растрелли, с инкрустированными полами, резными дверьми - разгорожено на части и отдано частью под сапожные и пошивочные мастерские, а частью под "рыбные" учреждения. Для осмотра музей закрыт. Найти его можно только с помощью дворника" . В августе 1937 года после вторичного вмешательства А. С. Бубнова музей добился передачи ему помещения, которое он занимал до выселения в 1930 году. Практически более 15 лет, с 1930 по 1946 годы, жизнь музея была парализована. В возвращенное музею после тяжких баталий помещение перевозятся музейные ценности, распаковываются экспонаты.
На 1 января 1941 года общая численность фондов составляла 206 122 предмета, музейная библиотека насчитывала до 3 000 названий. 21 мая 1941 года открылась новая экспозиция "История русского театра от истоков до наших дней", а через месяц началась Великая Отечественная война... В июле музей закрыли, его коллекция была уложена в ящики, подготовлена к эвакуации, но осталась в Ленинграде и хранилась частично на складе Академического театра драмы им. Пушкина, частично непосредственно в музее. Директор П. Н. Шеффер и заместитель Л. И. Жевержеев не покинули музей и его коллекцию до конца жизни.
8 сентября 1941 года началась блокада Ленинграда. В начале января 1942 года умер директор музея П. Н. Шеффер. 31 января того же года на своем рабочем месте умер Л. И. Жевержеев.
С 1 апреля директором музея стала Вера Григорьевна Соловьева, музыковед, ученица Д. Д. Шостаковича. В отчете В. Г. Соловьевой есть такие скорбные слова: "В дни блокады подавляющее большинство работников музея и особенно отдела хранения умерло". С кончиной основателей музея и его сотрудников завершился важнейший этап в истории музея, полный трагических и глубоко волнующих нас событий.
Наступили другие времена, пришли новые сотрудники, музей начал возрождаться. В июле 1946 года началась работа над выставкой по истории русского драматического театра XVIII-XIX веков. 17 ноября 1946 года открылась новая экспозиция.
Коллекция Л. И. Жевержеева, насчитывающая более 4 тысяч единиц хранения, является ценнейшей составной частью собрания Санкт-Петербургского государственного музея театрального и музыкального искусства. Она включает в себя прижизненные издания Сумарокова, Княжнина, Каппниста, эскизы декораций Валериани, Бибиены, художников императорских театров Роллера, Пономарева, Ламбина, Иванова, Головина, Коровина, Бенуа, художников Филонова, Малевича, Школьника. Справедливость требует, чтобы имя Левкия Ивановича Жевержеева было введено наравне с крупнейшими собирателями в культурное пространство нашей страны.


1. Опись выставленных в пользу лазарета Школы народного искусства Ее Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны в усадьбе "Светелка" близ города Луги памятников Русского театра из собрания Л. И. Жевержеева. Петроград, 1915. Декабрь. С. 10.
2. Заинчковская А. Н. О работе Л. И. Жевержеева в Декоративном институте / / Жевержеевские чтения : материалы Международной научной конференции. СПб.: СПГМТиМИ, 2009. С. 26.
3. Докладная записка Н. С. Васильевой / / СПГМТиМИ. Архив Дирекции. Фонд "Справки по истории музея и его филиалов. О коллекции музея и его выставок 1920-1950". Л. 1-2.
4. Доклад директора музея П. Н. Шеффера и зам. директора Л. И. Жевержеева / / СПГМТиМИ. Архив Дирекции. Ф. 16. Л. 31.
5. Там же. Ф. 18. Л. 54.
6. Там же. Ф. 18. Л. 64.
7. Волков С. История культуры Санкт-Петербурга с основания до наших дней. М. : Эксмо, 2005. С. 312, 336,354.
8. Акт от 13 июня 1935 г. - см.: СПГМТиМИ. Архив Дирекции. Ф. 18. Л. 205.
9. Ромм Г. "Музей в консервной банке" / / Красная газета. 1935. 27 августа.


Основатель Радищевского музея - А.П. Боголюбов и его биография История Радищевского музея Хронология Боголюбовских чтений Программа и участники VIII Боголюбовских чтений Информационный бюллетень музея

© Саратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева